лайфстайл

«Частная Коллекция»:
Грани прекрасного

Узнаем, как переводить замыслы предметов ювелирного искусства, о соавторстве человека и природы в создании украшения, и почему самое сложное — это создавать простые вещи
В августе в галерее современного ювелирного искусства «Частная Коллекция» состоялся прием для любителей и коллекционеров изысканных украшений с участием специального гостя — ювелирного дизайнера, основателя одноименного Ювелирного дома и автора уникальной технологии «русская закрепка» Виктора Моисейкина. Хозяйкой приема выступила Нина Михайловна Глушакова — генеральный директор галереи «Частная Коллекция». Мы расспросили Виктора Моисейкина и Нину Михайловну о российской ювелирной индустрии, о том, чем живут художники и меценаты, и перспективах развития дизайна в стране. Подробнее читайте в нашем большом интервью.
Лейла:
Нина Михайловна, как вы выбираете художников и ювелиров, как чувствуете их талант? Где это обычно происходит?
Нина Михайловна:
Дело в том, что я в ювелирной индустрии уже двадцать пять лет. В искусстве, как и везде, есть понятие насмотренности. Нужно увидеть миллион украшений, чтобы почувствовать разницу. Это сложная история — найти художника или ювелира. Площадки, на которых можно встретить таковых, — это ювелирные выставки. Но если говорить о таких ювелирах, как Виктор Моисейкин, то он уже давно не участвует в российских ювелирных выставках, потому что перерос этот уровень. Так что подобные встречи в основном происходят виртуально.
Лейла:
Как часто в вашей карьере случалось, что вы находили неизвестного человека искусства, которого угадали, и прямо на ваших глазах он нашел признание?
Нина Михайловна:
Да, такое было. Этот год для меня — год открытий. В этом году я нашла много художников, чьи работы не представлены на выставках. Это ведь тоже своего рода эволюционный процесс: ты работаешь, работаешь, появляется уровень насмотренности, и происходит селективный отбор. Я вижу просто какую-то картинку и понимаю, что это шедевр. Начинаю изучать творчество этого художника, и оказывается, что это действительно уникальный художник: у него уникальное образование, философский подход и творческие замыслы. Ювелирное искусство — это накопление разных видов творчества. Настоящее ювелирное произведение — это и повесть, или роман, рассказ, это и графика, и живопись, и скульптура. Мы никогда не задумываемся: каким образом создавалось это украшение? Это всегда соавторство человека и природы. Потому что природа создала камень, а ювелир дает ему новую жизнь. Моя миссия заключается именно в этом — быть переводчиком. Я рассказываю людям о том, что автор хотел сказать с помощью своего замысла и воплощения. И я хочу говорить только о тех украшениях, которые действительно являются предметом искусства. Не все люди понимают, почему эта вещь стоит столько, а не определяется по себестоимости.
Лейла:
Нина Михайловна, как вы считаете, сочинский рынок готов к творчеству Виктора Моисейкина?
Нина Михайловна:
Это очень узкий сегмент. Здесь же еще важна патриотическая миссия: мы должны поддерживать художников. Если не будет авторов произведений искусства, наша жизнь станет черно-белой. Эмоциональная энергия нужна нам так же, как и физическая.
Лейла:
В российской ювелирной индустрии существует добавочная стоимость? Или донести свое искусство миру становится гораздо важнее, чем зарабатывать на этом?
Нина Михайловна:
Искусство не подчиняется такому примитивному ценообразованию, как себестоимость плюс добавочная стоимость равно цене на рынке. Все определяет потребитель. И есть профессиональный взгляд, а есть непрофессиональный. Это когда пытаются судить о стоимости изделия, исходя из грамма и карата. Это вопрос не для меня и не для вас, стоимость искусства определяет арт-рынок. У произведений искусства есть долгая жизнь и нет конечной цены. То, что можно купить у Виктора Моисейкина сейчас, через десять лет за эти деньги купить будет нельзя.
Лейла:
Часто в России можно встретить бриллиантовое колье, которое стоит меньше, чем самый банальный браслет из белого золота мирового бренда. Почему такая недооценка российских ювелиров?
Виктор:
Прежде всего, у мировых брендов выверенные, изящные связи, четкий дизайн. Самое сложное, как я уже сказал, — создавать простые вещи. Это очень серьезный труд и серьезная команда. На мой взгляд, на российском рынке высокая конкуренция и маленький выбор. Это, в первую очередь, связано с нашим российским таможенным законодательством: очень сложно привезти камни, например. Поэтому выбор маленький, многие предпочитают покупать материал за рубежом. И правильно делают. Наша индустрия недоразвита. Ювелир в Италии работает на весь мир. Ювелир в России с большим трудом работает даже на российском рынке. А тот, кто работает на внутренний рынок, замкнут сам в себе, он не чувствует конкуренции. Если вывезти большинство наших ювелиров за границу, окажется, что они никому там не нужны. Что там все это есть больше, лучше и дешевле. Там от идеи до воплощения — пара дней. Когда мы впервые стали работать за границей, я был в шоке от того, как все легко. И о чем бы ты ни подумал, — уже все это есть. В Лос-Анджелесе есть ювелирный квартал, меня там удивили две вещи: потрепанные витрины, оборудованные в магазинах, и огромные трех-пятикаратники в этих витринах, все витрины просто усыпаны ими. В то время когда у нас на витрине появляется один крупный камень, мы радуемся и зовем на него посмотреть, — у них это просто товар. Там есть четкое разделение: товар — он дешевый и его много; дальше — категория дизайнерских компаний, которые создают что-то креативное, и кто-то из них со временем дойдет до высоты бренда. Если дизайнеры вольны экспериментировать, то сила и в то же время слабость сформировавшегося бренда в том, что он должен оставаться в своих рамках, чтобы быть узнаваемым. В него сложно привнести что-то принципиально новое. А на российском рынке часто просто товар выдается за нечто большее.

Нам не хватает честного отношения к своему труду, например, «я хороший пекарь, и я не хочу открывать пекарню, я хочу просто печь хлеб и этим радовать людей, потому что люблю свою работу». А у нас в культуру въелось переводить все в деньги, быстрее схватить побольше, убежать… Нужно найти баланс во всем этом. Раньше было много меценатов, меценатство было почетным. А сейчас богатый человек скорее будет гордиться третьей машиной, а не тем, что вывел в свет хорошего художника. Но сейчас время такое. Я верю в то, что все потрясения, которые с нами происходят, помогают избавиться от всей этой шелухи, которая не наша. Мне кажется, что в ближайшее время индустрия изменится, при этом ключевую роль будут играть дизайнеры. Либо это просто товар, либо там должна быть мысль. Посмотрите, что происходит вокруг: все гоняются за идеями, везде дефицит идей. Поэтому дизайн будет развиваться.

Лейла:
Виктор, расскажите о вашей уникальной технологии закрепки бриллиантов.
Виктор:
Суть в том, что драгоценный камень постоянно находится в движении за счет аккуратного крепления только сверху и снизу, при этом камень не просверливается, остается цельным, и видно его полностью. Самое сложное — это делать простые вещи. На самом деле, эта простая идея оказалась технически сложно выполнимой. У нас ушло несколько лет на то, чтобы отработать детали, углы наклона, толщину, расстояние и научиться работать с этим. Мы получили международный патент на изобретение. Насколько я знаю, MOISEIKIN единственная российская компания, которая имеет патент на изобретение в России, в Евросоюзе, в США и в Китае.
Лейла:
Создавая изделия для азиатского, европейского и российского рынков, учитываете ли вы какую-то разницу или добавляете специальные детали для каждого из них?
Виктор:
Наш мир сегодня такой глобальный, что та категория покупателей, на которую мы работаем, очень интернациональна. Они быстро передвигаются и впитывают информацию по всему миру. Например, в Японии всегда любили маленькие изящные работы, но недавно мы продали туда крупную брошь — все были удивлены. Надо меньше смотреть на то, кто что любит. Ты должен сам любить то, что делаешь. Если ты честно, с любовью и энтузиазмом что-то создаешь, рано или поздно появится тот, кто это оценит и приобретет.
Лейла:
Вы не думали о второй линии для молодежи, более демократичной?
Виктор:
Думаем прямо сейчас. Как раз хотим в этой линии использовать технологию закрепа «Танцующие камни», сделать более доступный продукт.
Контакты
+7 966 779-09-12
www.частнаяколлекция.рф


Адрес

Ул. Орджоникидзе, 17
Сочи
ПОКАЗАТЬ ЕЩЕ