Вода +18°C
Штиль, высота волн до 0,3 м
 
ЛЮДИ

От церковного хора до мотофестиваля HARLEY DAYS

Люди маленького города: рассказываем историю ALIZZER, исполнительницы из Сочи, о кавказских корнях, творческих процессах, отношениях с поклонниками и новом музыкальном комьюнити
ЛЮДИ

От церковного хора до мотофестиваля HARLEY DAYS

Люди маленького города: рассказываем историю ALIZZER, исполнительницы из Сочи, о кавказских корнях, творческих процессах, отношениях с поклонниками и новом музыкальном комьюнити
ALIZZER (Сабина Милованова) — коренной житель Сочи. Мама Сабины — белоруска, а папа — азербайджанец. Бурная смесь характеров отразилась на внешности и на голосе, в котором чувствуются южные теплые нотки. Хобби Сабины — кайфовать, как и у большинства жителей Сочи (по мнению россиян из центральной и северной частей страны), но деятельно. Конечно, по причине того, что всё, чем она занимается в жизни, связано с творчеством, работой назвать все ее занятия язык не поворачивается. Помимо музыкальной карьеры, Сабина — гример. Кроме того, у нее есть шестилетний сын.

Для тех, кто не в курсе, Сабина — певица. С Давидом Оганьяном (про Давида можно почитать вот здесь) у них совместный музыкальный проект HORJA & ALIZZER. Через пять лет Сабина видит себя на сцене, но популярность не является целью ее творчества. Планы на будущее не раскрывает, говорит, что время покажет, но постоянно ссылается на то, что сейчас не затишье в их творчестве, а плодотворная студийная и продакшн-работа, которая не терпит огласки. Очень ждем новостей от проекта HORJA & ALIZZER, а пока смотрите их клип и читайте интервью.
Ты профессиональный музыкант?
Я закончила музыкальную школу по классу скрипки. Но, честно говоря, я так неосознанно это сделала, по окончании просто закрыла инструмент в футляр, положила на полку и была очень рада тому, что это наконец закончилось. А совсем недавно достала ее из шкафа и могу сказать, что, возможно, из этого что-то и получится. Обстригу ногти и сыграю (смеется)!
Расскажи механику написания трека в вашем с Давидом тандеме.
Мы собираемся с Давидом, он начинает играть парочку аккордов, а я — напевать. Без слов, на так называемом фонеме (вымышленном английском языке). Это мой самый любимый процесс. Мы много импровизируем, подбираем, находим часть, которая цепляет нас и развиваем ее. Таким образом получается музыка, после чего уже садимся за слова.
Что самое сложное в творчестве?
Самое сложное – это запись. Тут всегда немного волнительно. Потому что мы можем четыре часа переписывать четыре строчки, Давид очень скрупулёзный в этом плане. И как бы мне сложно ни было, я знаю, каков будет результат и что это стоит того. Я доверяю ему и всегда прислушиваюсь, уверена в его профессионализме. Иногда, конечно, мне тяжело, но мы справляемся с этим вместе. Давид очень талантлив, и я безумно рада, что именно с ним мы делаем музыку. Когда-то я об этом только мечтала.
Расскажи, не мешает ли ребенок твоей творческой жизни и гастрольной деятельности?
Нет, не мешает. Я всегда ему рассказываю о предстоящих поездках и концертах. Он первый, кто об этом узнает. Конечно, сложно бывает, потому что нужно многое продумывать: как говорить так, чтобы он понимал и не расстраивался, с кем его оставить, чтобы ему не было грустно, чтоб его вовремя отвозили на занятия, как сделать так, чтобы мы всегда были на связи и чтобы он не сильно скучал во время моего отъезда.
На какой самый длительный срок ты уезжала на гастроли?
На две недели. Но мы постоянно созваниваемся, общаемся по видеосвязи, я показываю ему все, что у меня происходит. Мой сын — мой маленький друг. Часто удивляет меня своими правильными рассуждениями. Суперсмышленый парень растёт.
То есть семейная жизнь творчеству не помеха? Можно как-то совмещать?
Семейная жизнь творчеству не помеха, когда есть понимание и поддержка. Понимание почему, для чего, зачем человек это делает и как это в нем откликается.
Расскажи, что самое сложное в гастрольной жизни?
На самом деле, я еще не столкнулась ни с какими трудностями. Я очень удивилась, что в других городах нас и нашу музыку знают больше, чем в Сочи. Было очень трогательно, когда в Воронеже люди начали нам подпевать, но это, наоборот, приятное, а сложностей — никаких!
Некоторые музыканты в творчестве вдохновляются именно плохими эмоциями. На подсознательном уровне они провоцируют конфликты, в которые вовлекают всех вокруг, лишь бы вернуть себе вдохновение. Ты не замечала за собой такого?
Специально не провоцирую конфликты, но, признаться честно, я заметила, что когда в жизни все плохо, - музыка лечит. Хочется уйти с головой и перевести в творчество все свои эмоции. Это приносит определённые творческие плоды. Альбом, к примеру, мы писали в непростое для нас обоих время. Но когда все хорошо, получается тоже крутой результат, не менее яркий и интересный. Когда ты абсолютно счастлив, тебе хочется оставить какой-то творческий след, отметину этого счастья, пасхалку в будущее. Чтобы слушатель почувствовал и перенял эту ноту.
Твоему сыну нравится твое творчество?
Да, он часто присутствует в процессе создания песен. Дома иногда просит включить ему мою музыку, и это, конечно, очень умиляет. Он знает все наши песни, ему они очень нравятся.
Какова цель вашего творчества?
У нас нет цели делать что-то для всех. Мы делаем то, что в кайф, то, что нам нравится. Не слушаем никакие советы и нарекания со стороны. Конечно, мы знаем, как сделать хитовый трек, который будет кричать из каждого радиоприемника, но это не наша цель. Мы хотим делать свою музыку и хотим, чтобы именно эта музыка была услышана людьми. А популярность придет сама собой, как ни крути.
Расскажи, а твоя семьи не против твоего занятия творчеством?
В моей семье против только мой папа, не знаю, почему так получается. Ему не нравится в принципе, что я публичный человек. В идеале он хотел бы спокойную и семейную дочь, которая занималась бы домом и бытом. Но, к сожалению или к счастью, выросла совсем другая девочка.
Твой папа воспитывал тебя в мусульманских обычаях?
Я крещенная, мой отец был не против этого, но воспитание я получила действительно в мусульманских обычаях. В детстве я долго пела в церковном хоре и сейчас иногда тоже пою в нашем храме на Виноградной, но долгое время стеснялась папе об этом сказать. Он просто очень строгий и живет по своим принципам, не хотелось его расстраивать. Хотя мама у меня православная и отмечает все православные праздники, а папа — мусульманские. Так что у нас вдвое больше праздников дома (смеется).
Ты позволяешь себе красные волосы, голые плечи и колени, как у вас такое дома воспринимается?
Я многого себе и не позволяю. Мама всегда с интересом относится к моим часто спонтанным изменениям. Папа не в восторге, учитывая все его жизненные принципы. Но все в пределах разумного. На самом деле, мне самой неудобно ходить при папе в суперкоротких шортах, я в принципе в них не хожу. С голым животом и с очень глубоким декольте мне тоже при нем неудобно ходить, так же, как и при других родственниках, такого я себе не позволю. А все, что происходит на сцене или в клипах - творчество. Творчество есть свобода и неограниченность. Там я другой человек, но, опять же, в пределах разумного.
А что относительно музыки? Ты включала папе свои песни?
Да, конечно. Я приходила и показывала ему, когда наш альбом был размещен на iTunes. Но он мне ответил, что ему все равно не нравится то, чем я занимаюсь. Однако в его улыбке я все же прочитала гордость за меня. А еще я слышала от своих братьев, что он им ставит меня в пример, хотя мне говорит, что я не тем занимаюсь. Только это секрет, если что.
Как твои поклонники проявляют себя в интернете и после концертов?
Поклонники и подписчики в интернете мне чаще всего пишут что-то вроде: «Ты крутая, я пишу биты, давай что-нибудь запишем». Ну или смешные подкаты. Мне это не интересно. На концертах я стараюсь вести себя достойно, так что мои фанаты позволяют себе только комплименты, сфотографироваться и какие-то приглашения на вечеринки. Многие часто подходят и говорят: «Что вы делаете в России? Вам надо в Европу!»
Развитию твоего творческого потенциала мешает то, что ты живешь в Сочи?
Раньше мне так казалось, но на сегодняшний день могу сказать, что однозначно нет! Я могу добраться из Сочи в любую точку мира, если мне это будет нужно. Город развивается, мы живем в такой красоте, здесь жить и творить — одно удовольствие.
Как считаешь, в вашей с Давидом музыке присутствует локальная идентичность?
Мне кажется, в нашей музыке есть нотки не просто сочинские, в ней масса южных и даже кавказских нот. Кавказ сказывается на нас и на музыке, помимо того, что он течет в нашей крови (смеется).
Дашь совет творческой молодежи в Сочи?
Не нужно пытаться куда-то бежать. Лучше, наоборот, остановиться, понять, чего ты хочешь, для чего ты делаешь тот или иной продукт, и развиваться в своей отрасли. А если нужен совет или помощь — можно прийти к нам в THRILLER STUDIO (всё, что нужно знать о студии, вы найдете в нашей карте продюсера Сочи). Мы поможем и подскажем.
Точно, вы же перешли к формату открытой студии. Расскажи подробнее об этом проекте.
Ну, во-первых, это, конечно, качественная звукозаписывающая студия, а во-вторых, это своего рода комьюнити. Принципиально не хотелось бы называться лейблом, потому что лейбл — это всегда что-то немного агрессивное, это больше про права и обязанности, а мы хотим больше творчества и инициативности, чтобы люди-деятели и единомышленники объединялись. По мне, сейчас именно этого и не хватает городу. Классно же, если человек может прийти с идеей, а мы всей бандой поможем ему ее доработать, записать и вместе подумаем, как с этим дальше быть. Возможно, попозже мы объявим конкурс и таким образом сможем найти и вывести на свет молодые таланты нашего (и не только) города. Потому что хочется развивать южную музыкальную культуру, наверняка есть множество талантливых людей, которым просто не хватает поддержки. Так может, давайте объединяться?
ПОКАЗАТЬ ЕЩЕ