лЮДИ

Рудик Гуревич: о Сочи, домоседстве, AirBnB и желании покинуть Россию

Большое интервью с арт-директором издательского дома «Стиль жизни"
Основатель Surfer Raincoats, арт-директор нашего издательства, художник, диджей, заядлый путешественник и просто хороший человек Рудик Гуревич рассказал родной редакции «Стиль Жизни» о том, почему в Сочи нет трендсеттеров, чего не хватает городу и поделился своими страхами о жизни в России. Промолчал он только о том, почему стабильно передает привет всем, кто заебался.
Лейла:
Ты себя считаешь сочинцем? Когда оказываешься на Бали или в Марокко, как ты отвечаешь на вопрос о том, откуда ты?
Рудик:
Да, у меня сочинская регистрация, так что я почти местный. Если спрашивают, откуда я, всегда отвечаю, что из Сочи, хотя до сих пор у всех Россия ассоциируется только с Москвой.
лейла:
Что ты думаешь о творческом рынке дизайна и музыки Сочи? Чем и почему он отличается от мирового?
рудик:
Во-первых, в Сочи как такового рынка каких-то творческих специальностей не существует. Здесь просто мало творческих людей и мало молодежи в целом. В Сочи нет нормальных университетов, образования, поэтому молодежь уезжает отсюда. Если бы здесь был какой-то классный большой университет, молодежь приезжала бы учиться в Сочи со всего края и наводила бы тут движуху, как, например, это происходит в Екатеринбурге, куда практически со всего Урала съезжаются молодые ребята, заряженные какими-то интересами. Так, собственно, и получается городская культура, которой знаметит Екатеринбург. Во-вторых, есть места поинтереснее Сочи, сидеть здесь постоянно очень скучно — абсолютно ничего не происходит вокруг. Также есть вопросы с сочинскими клиентами: кроме того, что они не самые платежеспособные, обычно после взаимодействия с ними все заканчивается играми со шрифтами и советами от всех родственников. Одно дело, когда ты этим зарабатываешь себе на жизнь, если тебе реально нужны деньги, то ты готов идти на какие-то уступки. Но когда у тебя нет проблем с существованием, тебе не хочется плясать под чужую дудку и убеждать клиентов с своей правоте, а хочется делать хорошие, качественные вещи. Поэтому в Сочи есть всего пара клиентов, с которыми работаю. С музыкой все примерно то же самое. Когда начинаешь куда-то ездить, то понимаешь, что здесь все как-то местечково. А потом понимаешь, что по большому счету так везде, просто масштаб разный. Нет какого-то культурного мирового центра, где сидели бы какие-то очень классные люди и создавали все очень классное. Нью-Йорк, Париж, Москва и любой другой город не являются такими культурными центрами. Просто где-то больше людей и тусовок, которые транслируют на весь мир что-то интересное, а где-то меньше. И аудитория у них разная во всех отношениях. Трендсеттеры играют важную роль сегодня, в зависимости от того, что они транслируют, это мгновенно может становиться популярным. И это наша новая реальность.
лейла:
Раз уж ты затронул тему трендсеттерства, как считаешь, в Сочи есть трендсеттеры?

рудик:
Сложно сказать. По крайней мере, в Instagram я местных трендсеттеров не видел. Думаю, это опять-таки происходит из-за отсутствия тусовки или ее величины. Сейчас молодежи как будто бы и нет, точнее, она несколько иная. На выходных я зашел в Central Park, была зумерская тусовка. Я с ними попрыгал 30 минут и пошел домой. Было весело, классно, но это не совсем то, к чему мы привыкли. Они тусуются по-другому и у них, наверное, какие-то другие интересы и приоритеты. Свои комьюнити, свои кумиры, которым по 15−17 лет и которые по факту получили свою популярность только благодаря соцсетям, где у них большая аудитория и значительный авторитет. Вопрос в том, что раньше, скажем так, люди становились популярными благодаря какой-то полезной (или не очень) деятельности в офлайне, а сейчас можно без так называемой основы влиять на мнения, действия и слова людей, причем не всегда в лучшую сторону. Это, кстати, одна из причин, по которой я забросил свой канал на YouTube.

лейла:
Хочется с тобой, как с художником, поговорить о дизайне в Сочи. Как ты считаешь, могут ли прекрасные природные условия Сочи быть причиной того, что творческие люди перестали здесь творить? Просто потому, что все настолько красиво, что им нечего больше дать. То творчество, которое передают молодые люди из Екатеринбурга, Питера, Челябинска, более серых промышленных городов, сильно отличается от того, что делают сочинские художники. Почему, на твой взгляд?

рудик:
Я думаю, просто тут нет такого количества творческих людей, и все. Вне зависимости от того, где находишься, ты будешь творить. И в целом мне наоборот кажется, что в такой обстановке люди должны что-то создавать. В прежние времена, когда в Крыму начали продавать дачные участки, туда ломанулись многие поэты, художники. В Крыму, например, была дача у Максимилиана Волошина, и там все тусовались, кто-то писал, кто-то рисовал. Условно говоря, чтобы какому-нибудь Блоку приехать к Волошину в гости, нужно было записываться в список гостей за полгода. Так что, на мой взгляд, наоборот, когда уезжаешь из большого города на отдых где ты предоставлен сам себе, начинаешь творить. Сейчас ситуация очевидно даже страшнее и дело не в красоте природы: человек буквально утопает в контенте и в какой-то момент он просто может задуматься о том, что лучше того, что уже есть, он не сможет сделать.
лейла:
Все-таки, объездив столько стран, скажи, чего не хватает Сочи, чего-то очевидного, что не требует глобальной перестройки всего города?
рудик:
Может, необходимо просто расслабиться и начать делать хорошие дела? Тут слишком все замороченные на коммерции. Здесь дорогая аренда, и не только в Сочи, но и во всей России. Мне кажется, Питер — самый адекватный город по стоимости аренды. Там можно что-то найти за адекватные деньги, там есть тусовка. Но при этом не стоит ожидать каких-то крутых продаж. Вообще мне понравилось в Стамбуле, там дешевая аренда на все: и на жилье, и на коммерческие площади. Мы видели кучу магазинчиков и ремесленных лавок в центре города, то есть простые ремесленники могут себе позволить лавку в центре города. При этом, с другой стороны, стоимость недвижимости там гораздо выше, то есть аренда и покупка несоизмеримы. В России все наоборот: если делаешь большое дело, тебе легче купить эту недвижимость в кредит.
лейла:
Основываясь на своем опыте путешествий, озвучь твой личный рейтинг городов/мест с хорошим дизайном, начиная от архитектуры и заканчивая витринами и флаерами?
рудик:
Мне кажется, что это Европа. На Бали просто в некоторых местах большая концентрация хипстеров, которые делают крутые вещи. Но если сравнить всю территорию острова и количество этих мест, то их слишком мало. А в Европе люди поголовно что-то делают, простые семейные лавки классно оформлены, и с дизайном у них полный порядок. Индонезийцам в целом просто наплевать, как все это выглядит. У них нет этого воспитания, раньше они выращивали рис, а потом узнали, что есть серфинг, и куча людей со всего мира стали к ним приезжать. Появились какие-то индонезийские ребята с идеями. В целом из-за глобализации и интернета все увидели, что есть что-то вне их мира, и что они могут тоже что-то делать в этом направлении. А в Европе так было всегда, это их норма жизни.
лейла:
Сейчас идет такой общемировой тренд, по крайней мере, вся индустрия развлечений нам говорит о том, чтобы мы сидели дома. Вот вам Netflix, VR-очки, «Яндекс.Еда», только не выходите из дома. Исходя из личного опыта, как думаешь, это действительно так во всем мире? Стоит ли нам этого бояться?
рудик:
Людям действительно нравится проводить время дома, более того, дом затягивает: вспомните первые рабочие дни после новогодних каникул. Но когда заставляешь себя выходить, понимаешь, что активность вне дома гораздо интереснее. Но в целом, да, все настроено на то, чтобы люди как можно больше времени проводили дома. В экономически развитых странах люди закрываются и стараются больше времени проводить на своей территории. Но в тех же азиатских странах люди постоянно проводят время на улице. Во Вьетнаме мы заметили, что в некоторых домах даже не закрывают двери, могут спать у себя на крыльце, то есть нет этой идеи дома с восьмиметровым забором.
лейла:
Кстати, хотелось бы поговорить о том, почему только в России возводят такие заборы? За пределами России нет даже мысли, что к тебе могут зайти в дом, обокрасть, а в России без забора это точно случится. Как думаешь, можно с этим что-то сделать или наша жизнь возможна только за семью заборами?
рудик:
Пока ментальность не поменяется, все будет так же. А смена ментальности — это долгий процесс воспитания с самого детства. Мне просто кажется, что если не хочешь заборов, надо уезжать. Или начать с себя и не ставить заборы. Сейчас просто по факту и воровать нечего. Правда, бывают странные истории, например, у меня из машины украли магнитолу за 1000 руб., при этом порезав крышу, которая стоит гораздо дороже. Я бы им 1000 руб. сам дал.
лейла:
При этом ты сдаешь квартиру на Airbnb, и в твоем доме постоянно останавливаются чужие люди. Почему ты настолько уверен, что твой iMac никто не разобьет, не тронет? Это все регламентирует сама система Airbnb?
рудик:
Ну, они дают определенные гарантии, плюс мы отсекаем ценой каких-то странных людей. А вообще, я на 99% уверен, что приезжают такие же люди, как и я.
лейла:
Какие у тебя творческие планы? Собираешься ли ты где-то останавливаться? Не устал ли ты путешествовать?
рудик:
Нет, но я хочу уехать на полгода-год в какое-нибудь большое путешествие. Так, чтобы ездить из страны в страну и не возвращаться в Россию.
лейла:
Ты подумываешь о том, чтобы уехать из страны?
рудик:
Ну, может. Ведь непонятно, что произойдет в будущем, нужна какая-то страховка. Я люблю Россию, но тут просто не чувствуешь себя защищенным. И чем дальше, тем больше это ощущается.
лейла:
А будучи нерезидентом в Европе, чувствуешь себя более защищенным?
рудик:
Возможно. Но это точно не хуже. Мы все лето жили на Петровке в Москве и наблюдали сперва всю историю с Голуновым, а затем и с выборами в Мосгордуму. Когда выходишь из дома, а на улице нет никого, кроме тебя и 200 росгвардейцев, как-то совсем не по себе становится. А на футболке у тебя написано Freedom, и ты надеешься, что они не умеют читать по-английски. А в Барселоне, где мы оказались во время их митингов, наблюдали, как местные вели себя достаточно агрессивно, но полиция все-же лояльно к этому относилась и случайных людей уж точно не трогала.
ПОКАЗАТЬ ЕЩЕ