АРТ

Самые известные «карлизмы»

Забыть Карла невозможно. Впрочем, как и его острые высказывания. Давайте вспомним самые неоднозначные цитаты патриарха моды.
Не стесняться в выражениях подходит не всем. Карлу же быть острым на язык подходило, как никому. «Карлизмы» стали настоящим наследием Лагерфельда.
«Прощать — слишком легко. Я могу случайно забыть, но не простить. Я предпочитаю мстить».

«Жизнь — это не конкурс красоты, и некоторые уродливые люди бывают прекрасными. Но что я ненавижу, так это противных уродливых людей. А самое ужасное, что может быть, — это низкие уродливые мужчины. Женщины могут быть невысокими, но только не мужчины. Маленький рост — причина всех их комплексов и ненависти к окружающим».

«Обычно я не советую невестам выбирать меня дизайнером свадебного платья. Все, для кого я их создал, развелись».
«Я всегда ложусь спать безупречно чистым. Это из детства — когда я был ребенком, мама говорила мне: „Ты можешь проснуться посреди ночи и внезапно умереть, поэтому заботься о том, чтобы выглядеть на все 100%"».
«Я похудел на 40 кг, чтобы носить костюмы от Эди Слимана».

«Человеческие чувства? Я их никогда не испытывал».

«Для меня было бы невыносимо трудно иметь уродливую дочь».

«Тщеславие — самая здоровая вещь в жизни».

«Никогда не употребляйте слово „дешевый". Сегодня каждый может выглядеть шикарно и в недорогих вещах, и даже богатые их покупают. Вы можете быть самой шикарной штучкой в мире в футболке и джинсах — все зависит только от вас».
«Толстые мамаши, сидящие с пачкой чипсов у телевизора и говорящие, что модели отвратительно худые, звучат неубедительно».

«Будьте политически корректны, но, пожалуйста, не утомляйте окружающих разговорами о политической корректности, потому что это конец всего. Хотите создать скуку? Будьте политически корректны во время беседы».

«Единственная форма любви, в которую я верю, — это любовь матери к ребенку».

«Знаю, месть — дело постыдное и ужасное, но я не вижу причины, по которой я не должен платить той же монетой людям, причинившим мне зло. Когда они успели обо всем забыть, я вдруг выдергиваю из-под них стул. Иногда это бывает и 10 лет спустя».
«Книги — это наркотики в твердых переплетах. Я счастливый книжный наркоман».
«Мои жизненные амбиции сводятся к тому, чтобы носить джинсы 28-го размера».

«Я как телевизионная антенна: я улавливаю сигналы в воздухе и преобразую их по-своему».

«Ненавижу богачей, которые тратят меньше, чем могли бы».

«Я отлично нахожу общий язык со всеми, кроме мужчин моего возраста. Они претенциозны и скучны».

«Я сплю по семь часов в день. Если отправляюсь в кровать в 2, то просыпаюсь в 9. Если ложусь в полночь, просыпаюсь в 7. Я не просыпаюсь раньше — дом может разрушиться, но я буду спать ровно семь часов».
«На месте русских женщин я бы стал лесбиянкой, потому что все мужчины в России уродливы. Конечно, есть и исключения, например, бойфренд Наоми Кэмпбелл, но зачастую там можно увидеть красивую, роскошную женщину рядом с полным уродом».

«Если вы увидите мою спальню, вы будете думать о чем угодно, кроме секса, потому что это самая несексуальная комната в мире. Обожаю несексуальные спальни».

«Ненавижу интеллектуальные разговоры. Меня интересует только мое собственное мнение».

«Быть счастливым? Нет, я не столь амбициозен».

«Спортивные штаны – признак поражения. Если вы приобрели их, значит, вы окончательно потеряли контроль над собственной жизнью».

«Я думаю, что татуировки – это ужасно. Это как всю жизнь прожить в платье Pucci. Если вы молоды и худы, то ладно. Но если нет…»

«Никогда не говорите: «Я мог это сделать». Ведь вы этого не сделали».
«Никогда не говорите: «Я мог это сделать». Ведь вы этого не сделали».
О Пиппе Миддлтон: «У Кейт Миддлтон красивая утонченная фигура. Мне нравятся женщины такого типа, я люблю романтическую красоту. А вот про ее младшую сестру этого не скажешь. Мне не нравится ее лицо, она должна показывать только спину».

О Елизавете II: «Она выглядит, как улыбчивая версия моей бабушки».

О Лане Дель Рей: «Лана Дель Рей неплохая девочка. Она выглядит так, как должна выглядеть современная певица. Думаете, она носит имплантаты?»

О Хайди Клум: «Я не знаю, кто такая Хайди Клум. Она никогда не была известна во Франции. Клаудия Шиффер тоже не знает ее».

О Силе: «Я не дерматолог, но я бы не хотел иметь такую кожу, как у него. Моя выглядит намного лучше. Он покрыт дырами».

Об Адель: «Адель слишком толстая, хотя у нее красивое лицо и божественный голос».