Город

Отдых во дворце

Рассказываем все самое интересное о санатории имени Серго Орджоникидзе
Санаторий имени Серго Орджоникидзе считается в Сочи легендарным. Эта здравница после принятия государственного плана реконструкции Сочи-Мацестинского курорта была возведена одной из первых. Архитектурный ансамбль санатория напоминает настоящий дворец, все корпуса органично вписались в складки юго-западного склона горы Бытха. За время работы санатория с 1937 по 2010 годы здесь отдохнуло более миллиона курортников, среди которых было немало знаменитых людей. Последний десяток лет «Орджоникидзе» превратился в самую красивую «заброшку» страны и огромную фотоплощадку для инстаграмных снимков среди былого величия. О том, как строился дворец, кто в нем отдыхал и что же с ним будет, рассказывает Игорь Сизов.
Правительство Советского Союза приняло постановление о создании крупнейшего в стране пролетарского курорта Сочи в конце 1933 года. Для начала на эти цели было выделено 1,5 миллиарда рублей, эта сумма превышала общие капиталовложения, отпущенные на создание таких гигантов первой пятилетки, как металлургический комбинат в Магнитогорске («Магнитка») и железная дорога, связывающая Туркестан и Сибирь («Турксиб»). За счет государства в Сочи создавались главная автомобильная магистраль — Сталинский проспект (ныне Курортный), бальнеологический комплекс «Мацеста» и инженерные коммуникации. Все санатории строились за счет отдельных ведомств. Санатории «Искра» и «Салют» — за счет НКВД, санаторий «Золотой колос» — за счет Наркомата земледелия. Одним из первых появился санаторий Красной Армии. За его созданием следил маршал Клим Ворошилов. Принимать здравницу приехал сам Иосиф Сталин. Архитектура Мирона Мержанова в духе советского конструктивизма (прямые линии, четкость форм, много света и воздуха) Сталину не понравилась. Увидев санаторий, вождь народа бросил: «Эти казармы, Клим, тебе не удались. Справа и слева построить дворцы для рабочего класса!» Так появились здравницы «Металлург» и «Орджоникидзе» в лучших традициях сталинского ампира: колонны, скульптуры, монументализм и помпезность. Создавать «дворец для народа» поручили Наркомату тяжелого машиностроения («Нартяжмаш»), которым руководил большевистский лидер Серго Орджоникидзе, известный как «товарищ Серго». Со временем здравница получила имя этого наркома.
Кем был Серго Орджоникидзе, чей памятник сегодня скрывается в густой зелени заброшенного санатория? Настоящие имя и фамилия «товарища Серго» — Григорий Константинович Орджоникидзе. Он родился в 1886 году в Кутаисской губернии, в семье обедневших дворян. Вскоре после его рождения умерла мать. Отец имел небольшой кукурузный участок, но урожая не хватало для пропитания. Поэтому он подрядился возить на подводе добываемую в округе марганцевую руду на завод в город Зестафони. После окончания двухклассного училища в своем селе Григорий Орджоникидзе был отдан в фельдшерскую школу в Тифлисе. Там он впервые познакомился с большевиками и получил свой партийный псевдоним — «Серго». В то время как Сталин и Ленин «сменили» фамилии, Орджоникидзе поменял имя. Во время революции 1905 года занимался нелегальной переправкой оружия из-за границы. Вскоре его арестовали. В тюрьме города Баку Серго Орджоникидзе познакомился с Иосифом Сталиным и стал его верным другом. После окончания гражданской войны Серго Орджоникидзе возглавлял партийные организации на Кавказе, а в 1930 году стал наркомом тяжелого машиностроения, занимался строительством новых угольных шахт и металлургических заводов. В 1933 году к многочисленным стройкам ведомства добавилась еще одна — санаторий «Нартяжмаш» в Сочи.

В феврале 1937 года Серго Орджоникидзе ушел из жизни. Это событие до сих пор окутано завесой страшной тайны. В последние месяцы жизни Серго Орджоникидзе был крайне возмущен тем, что многие его товарищи по работе и даже близкие люди были арестованы и осуждены. Прошел обыск на квартире у Серго Орджоникидзе. Но при этом внешне все оставалось спокойным, незадолго до смерти в СССР был широко отпразднован 50-летний юбилей народного комиссара тяжелого машиностроения. Официально причиной его внезапной кончины была объявлена болезнь сердца. И до сих пор это является предметом спора — умер Серго Орджоникидзе или покончил с собой, предчувствуя неминуемый арест. Так или иначе, урну с его прахом торжественно замуровали в Кремлевской стене, его именем был назван город на Кавказе, несколько населенных пунктов и улиц. Имя Серго Орджоникидзе с того момента стал носить и санаторий «Нартяжмаш» в Сочи.
Для строительства санатория Серго Орджоникидзе выбрал очень красивую, но при этом довольно крутую площадку на юго-западном склоне горы Бытхи. На должность главного архитектора стройки был приглашен знаменитый зодчий Иван Кузнецов. Он родился в 1867 году во Владимирской губернии, в семье крестьянина, постоянно работавшего в артелях каменщиков. С 11 лет Иван Кузнецов сам работал каменщиком. Затем окончил Московское училище живописи, ваяния и зодчества, а вслед за этим — императорскую Академию художеств. Стал архитектором. Создавал проекты в различных стилях — неоклассицизм, модернизм, неорусский модерн. Строил в основном заводские корпуса, более 600 зданий возвел по заказам Николая Второва и Льва Михельсона, крупных производителей винтовок, пушек, патронов и снарядов. После революции 1917 года большевистские лидеры поручали Ивану Кузнецову вести крупные стройки, всячески подчеркивая его простое происхождение, ведь он вышел из простых рабочих и крестьян. В 1934 году Иван Кузнецов начал проектирование, а вслед за этим строительство санатория «Нартяжмаш». После завершения стройки был назначен главным архитектором Сочи, трудился на этом посту до самой смерти.
На участке в 16 гектаров по проекту Ивана Кузнецова было построено 15 зданий санатория «Нартяжмаш». Здравница была рассчитана на 640 мест. Фасадом на главную площадку санатория выходил основной корпус, в котором, наряду с административными службами, размещались столовая и большой клуб. Здание выделялось не только из-за своего расположения, но и благодаря центральному портику с шестью крупными коринфскими колоннами. Справа и слева от основного здания располагались спальные корпуса. В отдельных помещениях размещались приемное отделение, медицинские службы, прачечная, технические мастерские, складские помещения. Внутри все галереи и коридоры были украшены декоративной росписью, специально для этого в Сочи приезжали мастера Палеха и Мстеры. В центре площади был установлен фонтан «Танцующие вакханки», созданный по проекту известного сочинского скульптора Прокопия Дзюбанова. Над его изготовлением работали скульптор Владимир Добровольский, лепщики Павел Тепляков и Михаил Нечаев. В декабре 1937 года новый санаторий принял первых отдыхающих.
Начиная с середины 30-х годов ХХ века в нашей стране активно развивалось стахановское движение. На только что построенных промышленных предприятиях требовалось постоянно повышать производительность труда. Поэтому повсюду пропагандировались трудовые подвиги рабочих, перевыполнявших нормы. Среди них были шахтер из Горловки Никита Изотов, машинист из Славянска Петр Кривонос, кузнец из Нижнего Новгорода Александр Бусыгин, ткачихи из Иваново, однофамилицы Дуся и Маруся Виноградовы. Все эти передовики во время отпусков приезжали на отдых в санаторий «Нартяжмаш». Одним из первых отдыхающих этой здравницы, естественно, стал Герой социалистического труда, знатный шахтер Алексей Стаханов. В ночь с 30 на 31 августа 1935 года на шахте «Центральная-Ирмино» в Луганской области он установил рекорд, нарубив за смену 102 тонны угля и перевыполнив установленную норму в 14 раз.

Кстати говоря, звали его Андрей, но в газете «Правда» ошибочно написали Алексей Стаханов. Поскольку «Правда» никогда не ошибалась, через пару дней Стаханову привезли паспорт с новым именем и предложили не поднимать по этому поводу шума. Вся страна запомнила имя — Алексей Стаханов. Когда зачинатель стахановского движения приехал на отдых в санаторий, ему устроили праздничную встречу, его приветствовали и передовики труда, и пионеры. Однако при всех своих регалиях Алексей Стаханов оставался простым шахтером. Пил горькую в свободные дни он неумеренно. В том числе и на отдыхе в Сочи. Через несколько дней они с другом после хорошей «поддачи» отправились на танцы, а наутро Алексей Стаханов очнулся в своем номере с больной головой. Тут же выяснилось, что во время загула у него пропало дорогое кожаное пальто. Назревал скандал! Прибывшие на место сочинские милиционеры обыскали все гардеробные комнаты в клубе санатория «Нартяжмаш», где проходили танцы. Обнаружить пальто не удалось. Милиционеры уже готовились расстаться со своими погонами, как вдруг позвонили из соседнего санатория «РККА» («Рабоче-Крестьянской Красной Армии»). Какое-то незнакомое кожаное пальто одиноко висело в раздевалке их клуба, никто за ним не являлся.

Оказалось, что накануне Алексей Стаханов с другом забрели по пьянке не на ту танцевальную площадку, где в буфете еще добавили спиртного. В бессознательном состоянии они были отправлены в свои номера. К счастью, скандал удалось предотвратить. Из Сочи Алексей Стаханов уехал домой в своем пальто, очень довольный жизнью. Свой отпуск он вспоминал так: «За месяц пребывания в Сочи я поправился на пять с половиной килограммов. Жена моя Евдокия Ивановна — на четыре с половиной килограмма. Очень хорошо поправилась и неузнаваемой стала моя дочурка Клавочка».
Во время Великой Отечественной войны санаторий имени Серго Орджоникидзе, как и все другие здравницы Сочи, стал госпиталем. Начиная с августа 1941 года сюда стали поступать на излечение бойцы, получившие ранения на одном из фронтов Южного направления. Особенно часто прибывали раненые солдаты, защищавшие Одессу, Севастополь, Таганрог, Ростов-на-Дону, Краснодар, Новороссийск и Туапсе. Работницы санатория имени Серго Орджоникидзе в два раза увеличили емкость здравницы, принеся из своих квартир и домов дополнительные кровати, подушки и одеяла. В здравнице был оборудован военно-медицинский операционный блок. Чтобы разнообразить питание раненых солдат, все медсестры постоянно приносили овощи и фрукты со своих садов и огородов, собирали в окрестных лесах орехи и каштаны. Всего за годы Великой Отечественной войны в Сочи поступило 335 955 раненых бойцов. Не удалось спасти жизни шести тысяч солдат и офицеров. Все остальные солдаты и офицеры из госпиталей Сочи отправлялись либо по домам, «списанные» по ранению, либо вновь уезжали на фронт.
В октябре 1954 года на отдых в санаторий имени Серго Орджоникидзе приехал писатель Михаил Зощенко. Это был не случайный приезд. В период с 1948 по 1953 годы Михаил Зощенко находился в опале: главный идеолог СССР Андрей Жданов обвинил его в аполитичности. Замечательный писатель был лишен возможности публиковать свои произведения, был вынужден зарабатывать себе на жизнь, будучи сапожником. Однако в начале 50-х годов ХХ века политическая ситуация в СССР поменялась, опала с Михаила Зощенко была снята. Его восстановили в Союзе писателей СССР и тут же выдали бесплатную путевку в Сочи, в санаторий имени Серго Орджоникидзе. Однако нервы у литератора были уже издерганы, он не мог ничего нормально есть, не мог нормально спать. На одном из первых приемов кто-то из докторов посоветовал писателю побольше гулять, а самое главное — думать о хорошем. А на ночь читать что-то легкое и веселое, например, Зощенко. Но никакие процедуры не помогали, человек угасал прямо на глазах. Тогда главный врач санатория Василий Кошкаров решил применить необычный метод лечения. Каждый вечер он стал отправлять знаменитому пациенту бутылку первоклассного коньяка и просил принимать маленькими порциями. Удивительно, но коньяк помог. Вместе с мягкой и солнечной сочинской погодой и внимательным отношением персонала необычное лекарство совершило чудо. Через месяц Михаил Зощенко уехал в Ленинград в хорошем расположении духа. Сочинский отдых подарил ему еще несколько лет жизни и работы.
В 1956 году в Сочи известный режиссер Геннадий Казанский приступил к съемкам художественного фильма «Старик Хоттабыч» по повести писателя Лазаря Лагина. Санаторий имени Серго Орджоникидзе стал местом съемок нескольких ключевых сцен. Мало кто знает, что Лазарь Лагин написал две книги с названием «Старик Хоттабыч». В первой, изданной в 1940 году, Старик Хоттабыч мечтает стать полярником. Вторая книга «Старик Хоттабыч» тоже полностью отражала политические настроения страны. Во время возвращения из Индии старик Хоттабыч и его юные друзья Волька Костыльков и Женя Богорад попадают под ливень, их неуправляемый ковер-самолет падает прямо в бассейн сочинского санатория имени Серго Орджоникидзе. Старик Хоттабыч уверен, что раз они без спросу залетели во дворец Великого Султана, им быстро отрубят головы. Но во дворце, как оказалось, отдыхают обыкновенные шахтеры и нефтяники, что не укладывается в голове старика Хоттабыча. Таким образом в кино была воплощена главная доктрина Сочи: в СССР создан курорт для отдыха простых людей, честно работающих в своей стране. В фильме «Старик Хоттабыч» играли замечательные актеры Ефим Копелян, Николай Волков, Евгений Весник. Кстати, сам Лазарь Лагин тоже бывал в санатории «Орджоникидзе». Во время Великой Отечественной войны писатель служил корреспондентом в газете «Красный черноморец».
В начале 80-х годов ХХ века на отдых в санаторий «Орджоникидзе» приехал композитор Никита Богословский. Многим он известен как автор песен «Любимый город», «Темная ночь» и «Шаланды, полные кефали». Ему было около 70 лет, за плечами — два развода. Сопровождала его спутница, Алла Сивашова, которая была моложе композитора на 36 лет. Идиотских запретов в санаториях в ту пору хватало. Беспокоясь о нравственности, администраторы отказались поселить их в одном номере. Нет штампа в паспорте.

Обиженный Никита Богословский погулял по парку, полюбовался на фонтан «Танцующие вакханки». Шесть обнаженных девушек-богинь танцуют во время праздника урожая. Обзвонил сочинских журналистов и пригласил на встречу к 8 утра у фонтана. В 8 утра? Серьезно? Но соблазн поговорить о любимых с детства песнях победил. Прибыло шесть репортеров и съемочная группа Сочинского телевидения.

Сюрприз был в самом разгаре! Ночью чья-то коварная рука надела на танцующих вакханок… черные бюстгальтеры. И если раньше нагота богинь не вызывала никаких эмоций, то в лифчиках они выглядели просто неприлично. Тем более учитывая отсутствие трусов. Но это было только начало!

Вокруг фонтана суетились поборники нравственности — администраторы, медсестры и горничные во главе с главным врачом. Пробовали перебраться через водную чашу, скользили, мужчины стали закатывать брюки. Зато отдыхающие умирали от смеха. Появление группы с телевизионной камерой все встретили аплодисментами. Заведующая клубом растерянно передала корреспондентам записку Никиты Богословского: «Уехал в Москву, сюрприз — к вашим услугам!»

Лифчики сняли двое рабочих. Представляете, какие советы при этом им громко раздавали с балконов? Подавляя смех, журналисты долго убеждали главного врача, что они никому и ничего не расскажут. Но все стало известно и так: курортники в санатории были со всего СССР.

Никита Богословский женился на своей спутнице. Алла Богословская стала его третьей женой. Умирая, он оставил ей записку: «Я люблю тебя, Алка!»
Переход страны на рыночные рельсы самым серьезным образом ударил по всей санаторно-курортной системе страны. Едва были отпущены в свободное плавание цены на пребывание в санаториях, как пребывание в здравницах оказалось не по карману отдыхающим. Не стало гостей — не стало и доходов. После 2010 года санаторий имени Серго Орджоникидзе был закрыт, он оказался экономически невыгодным. За долгие годы дворец-санаторий превратился в самую главную заброшку Сочи. Несколько раз по городу ходили слухи о том, что здание выкуплено кем-то из инвесторов. Однако реставрацию здравницы не потянул ни один из них. Уж слишком массивными оказались строения, стоящие на оползневом участке. Сейчас санаторий имени Серго Орджоникидзе передан Управлению делами Президента Российской Федерации. Официально сообщалось только, что после реконструкции, которая продлится явно не один год, здесь разместится детская здравница. Пока же все входы на территорию санатория «Орджоникидзе» остаются закрытыми.
ПОКАЗАТЬ ЕЩЕ