город

Сколько стоит вынужденный простой?

Выяснили у предпринимателей и руководителей крупных компаний Сочи, во что им обойдется простой их деятельности
Анфиса, ресторатор (Del Mar Family: GRILL’AGE, DELMAR, «Министерство культуры», «ОКЕАН»)

Один пустой день в совокупности нам стоит 250 тысяч рублей. Это упущенная прибыль, которая заложена в бюджеты будущих периодов. Кредиторская задолженность не увеличивается, так как нам удалось достигнуть взаимодействия с партнёрами и сотрудниками. В полной комплектации нас почти 150 человек. Сейчас в основном штате 67 сотрудников. Сокращений не предвидится. Но нам пришлось корректировать величину ставок по каждой позиции в меньшую сторону.

В связи с ситуацией правительство нашего государства объявило полугодовой мораторий на банкротство, так что, шесть месяцев мы все как-то продержимся. А если серьезно, то в нашем случае важнее то, как поведет себя аудитория. Открытия мы дождемся в любом случае.

Чиновники Сочи должны найти в себе силы принимать самостоятельно взвешенные решения и не бояться ответственности. Должен состояться диалог бизнеса с властью. Не комичные заседания мэра и призрачных представителей индустрии. А реальные сессии с настоящими людьми, которые представляют частный бизнес Сочи. Нас много, и нам есть что обсудить.
Дмитрий, директор по развитию игорной зоны «Красная Поляна»

Очень сложно оценить финансовый результат одного дня простоя, потому что, сейчас нет никакого дохода, а расходы распределены по самым критическим статьям. Главная из них — это фонд оплаты труда. Туда уходит основная доля средств компании. Все остальные выплаты по обязательствам, среди которых расчеты с контрагентами, кредитные и арендные платежи, временно приостановлены. Также остается необходимость в поддержании исправного технического состояния всех трех заведений игорной зоны «Красная Поляна» и сохранности имущества. Оценить все убытки в денежном эквиваленте пока не получится, будет проще сделать расчеты, когда сложившаяся ситуация благополучно разрешится.

В штате нашей компании порядка 1550 сотрудников. Пока сложно что-то сказать по поводу оптимизации штата после открытия. Если ограничения будут сниматься поэтапно, то и мы будем вынуждены выводить сотрудников на работу постепенно. Наверняка, прямые международные рейсы в Сочи еще какое-то время будут закрыты, соответственно, и загрузка всех трех заведений игорной зоны по этой причине будет на 25−30% меньше, чем до закрытия. Плюс и внутренний туризм однозначно будет ниже, чем обычно. Тем не менее, сокращать штат мы точно не планируем, а, наоборот, стремимся сохранить всю команду. Фонд оплаты труда является первостепенной затратной частью имеющихся финансовых ресурсов.

Вариант, где мы никогда не откроемся, в нашей компании не рассматривается. А вот период, после которого нам придется искать крайне радикальные решения, на данный момент мы для себя отметили — это три месяца. То есть три месяца простоя для нас — это будет точка, после которой придется привлекать кредитные средства, и уже не останется ресурсов на поддержку сотрудников. Сейчас мы готовы к открытию в любой момент, все сохраняется в рабочем состоянии, и команда на 99% адекватно реагирует на происходящее. Это сумасшедший форс-мажор, который невозможно было предугадать, и еще месяц назад мы не предполагали, что будет именно такой сценарий. Но, как говорится, человек предполагает, а Бог располагает.

Я думаю, что нужно вводить всевозможные льготы и послабления со стороны государства и сохранять их как минимум до конца этого года. Они точно должны затронуть сферы налогообложения и визового режима. Экспертные прогнозы относительно туристического сезона в Сочи остаются положительными. Международное авиасообщение какой-то период времени будет недоступно для российских туристов, и те, кто привык отдыхать на курортах Европы, Азии и Америки, полетят на юг нашей страны. У Сочи есть преимущество, как географическое, так и инфраструктурное, поэтому для быстрого восстановления бизнеса есть все предпосылки. Ну, и, возможно, снижение ключевой ставки Центрального банка России поспособствовало бы более быстрому восстановлению потребительского спроса.
Бэлла, совладелица La Vetrina Sochi, Moncasa и Xamon-xamon

Сложно сказать, во сколько нам обходится один день простоя, мы не подсчитывали, отчасти потому, что не хотим нервничать. Туда входят, как у всех, — аренда, зарплаты сотрудников, наша зарплата, кредиты, налоги, страховые и пенсионные взносы, коммунальные платежи. Всего у нас 15 работников, оптимизация штата прошла ещё раньше, поэтому, это финальная цифра. Мы поддерживаем каждого нашего работника и в курсе их ситуаций, ипотек, кредитов, съемного жилья, и вместе решаем все вопросы по мере их поступления, мы несем ответственность за наших работников, пока есть возможность.

В нашем случае главная проблема — это самая большая статья расходов — аренда, остальное мы в состоянии решить, но на пару месяцев, не больше. Самое главное в сложившейся ситуации, прежде всего, чтобы люди не теряли человеческого лица, а решить можно любые вопросы. Если нам не может помочь государство, то мы сами должны друг другу протягивать руку помощи.
ПОКАЗАТЬ ЕЩЕ