АРТ

УНЕСЕННЫЕ ВЕТРОМ

Не режиссерское кино, которое стало «тяжелым испытанием для задницы» никому не известной
(на тот момент) Вивьен Ли
Этот фильм – не режиссерское кино. В главном кресле с предпродакшна до постпродакшна сидел продюсер картины – величайший Дэвид Сэлзник. Именно он сменил за время съемок нескольких режиссеров, потратил на поиски главной актрисы два года и 92 000 долларов, и утвердил на роль Скарлетт О'Хара никому не известную Вивьен Ли.

Дэвид Сэлзник шел ва-банк. Он задумал снять первую в мире цветную картину. Для этого он использовал трёхплёночную технологию Technicolor (съемка велась на три чёрно-белых синхронных негатива через красный, зелёный и синий светофильтры). Такой метод стоил баснословно дорого. Во-первых, нужно было очень много пленки, во-вторых – много света. А в-третьих... Сэлзник, экономя на гонорарах актеров, совершенно не жалел денег на спецэффекты. Так, в сцене побега Скарлетт и Ретта из пылающей Атланты,
все горит по-настоящему. Для съемок подожгли целый «квартал» декораций, который остался после фильмов: «Кинг-Конг» и «Последний из могикан».

Подумать только! И во всем этом грандиозном кинопроцессе участвовала никому не известная английская актриса театра Вивьен Ли! Выбор Сэлзника вызывал возмущения всего Голливуда. Еще бы! Ведь сыграть Скарлетт мечтала каждая американка от 3 до 99 лет. В журналах то и дело выходили желчные статьи против Вивьен. Но Сэлзник был в выборе уверен, как и автор романа Маргарет Митчелл. Когда она увидела Вивьен, то сразу воскликнула: «Это моя Скарлетт!».

Что касается главной мужской роли – красавца Рэтта Батлера, то здесь вся Америка звучала в унисон. Никто, кроме Кларка Гейбла, и не должен рассматриваться. В США даже был проведен соцопрос, в котором 80% жителей проголосовали за Гейбла. Такой натиск испугал актера. Он даже пытался улизнуть. «Не понимаю, почему выбрали именно меня! Я даже не похож на Рэтта Батлера» – сетовал Гейбл. Но деваться было некуда. У актера был контракт со студией МГМ, поэтому он не мог отказаться.

Отношения Гейбла и Ли не заладились. Они были слишком разные люди. Гейбл всегда покидал съемочную площадку в 18.00, когда как Вивьен готова была работать круглосуточно. На эмоциях она назвала Кларка офисным планктоном из юридической компании. Добрые люди ему передали. С тех пор Гейбл мстил Вивьен весьма изощренным способом, наедавшись лука перед сценами поцелуя.

Но, это была маленькая часть от всех напастей, случившаяся с Вивьен.
Во время съемок падения Атланты, она, отказавшись от дублерши, снималась под артиллерийским огнем. Сэлзник требовал, чтобы на лице Вивьен всегда была красная пыль. Ею посыпали актрису не жалея. Именно эта «пыль», а также изнуряющие съемки по 16 часов в сутки, стали причиной зарождения у Вивьен туберкулеза. К концу съемок у нее появились морщины, был изможденный вид. Оператору даже приходилось изменять освещение, чтобы это было не заметно. Вивьен отдала фильму всю себя, потом не раз об этом жалея. «Если бы я знала, что все выйдет так – никогда бы не согласилась сниматься» – рассказывала она.

Но счастливый день настал в итоге и для Вивьен. 27 июня 1939 года съемки подошли к концу. После просмотра готовой картины уже известная голливудская актриса Вивьен Ли в свойственной ей циничной манере назвала «Унесенных ветром» «тяжелым испытанием для задницы».

Но Вивьен получила небольшую награду за мучения, свалившиеся на ее «пятую точку». В 1940 году она стала обладательницей Оскар за лучшую женскую роль. В тот день она выглядела счастливой, скромной и как будто забывшей о своей неприязни к «Унесенным ветром».