Вода +18°C
Штиль, высота волн до 0,3 м
 
Люди

Интервью.
Роман Васьянов

Человек за кадром
Роман Васьянов — кинооператор, работающий в США и в России. На его счету такие картины, как «Стиляги», «Патруль», «Ярость», «Отряд самоубийц» и более десятка других работ разных жанров. О кино, профессии, жизни по обе стороны Голливуда и съемках нового фильма Валерия Тодоровского Роман рассказал в нашем интервью.
Вы уже довольно давно работаете в Голливуде, но практически все свои западные фильмы сделали совместно с Дэвидом Эйром. Почему именно он?
Когда-то я просто пришел к нему домой на интервью для фильма «Патруль». Потом уехал обратно в Россию, где-то через полтора месяца он мне перезвонил и предложил снимать кино. Мы сделали вместе где-то четыре картины, после этого он снял фильм уже без меня, потому что я был на других съемках. Затем в течение года мы вместе сделали «Ярость», «Отряд самоубийц» и фильм для Netflix с Уиллом Смитом —
«Яркость». Мы дружим, он в первую очередь очень хороший сценарист. Дэйв написал «Тренировочный день», первый «Форсаж» и первых «Трансформеров», хотя об этом никто не знает. Он очень хороший, честный человек, и мы с ним крепко сдружились.
Вы закончили ВГИК в 2003 году. Помогло ли вам как-то кинематографическое образование в карьере? В современном мире, где техника развивается и становится все более доступной, так ли важно наличие профессионального профильного образования?
Я думаю, что наше образование не хуже и не лучше, а чуть другое. Оно более широкое. Помимо узкопрофессиональных специальностей, оно охватывает различные аспекты: историю искусств, литературу, живопись — те предметы, которые на Западе очень часто не преподают вместе с операторским мастерством. Но, как я понял, в жизни такое
разностороннее образование очень помогает, потому что делает тебя более
эрудированным человеком. Часто бывает такое, что ты приходишь на собеседование, и некий багаж знаний не только о кино дает тебе дополнительные шансы проявить себя.

Чем дольше я этим занимаюсь, тем глобальней понимаю, что техника не имеет никакогозначения, а все, что имеет значение — это твой собственный взгляд на вещи и твое умение рассказать историю. Такие основные в нашей профессии вещи, как композиция и освещение, имеют в итоге колоссальное значение. Безусловно, образование, насмотренность и другие факторы очень помогают, и ты понимаешь: неважно, какой у
тебя в руках инструмент, важно то, что ты хочешь сказать. И как направляешь энергию мысли на результат.
Как вы относитесь к съемке на смартфоны?
Есть хороший фильм «Танжерин» режиссера Шона Бейкера, который снят полностью на
iPhone. Я думаю, что снимать можно на что угодно, если у тебя есть история и подходящая форма для нее. Конечно, есть истории, которые должны быть сняты широко, эпично, и тут камера смартфона вряд ли справится. Но одно не исключает другое. И это революционное изобретение, без сомнения, меняет индустрию. Но задачи драматургии, режиссуры и актерской игры остаются вековыми, независимо от того, на что снимается фильм.
Есть ли у вас какие-то приемы, свойственные вашему операторскому стилю, которые вы переносите из одного фильма в другой?
Есть какие-то наработки, которые ты точно знаешь, что будут работать в моменты кризисного принятия решения. Но с каждым фильмом я все-таки стараюсь меняться, потому что проблема возникает тогда, когда ты говоришь, что у тебя есть свой собственный стиль и стараешься его все время выдерживать, а в результате замыкаешься. Ты начинаешь делать все одинаково и быстро, тебе комфортно, но ты не растешь при этом, потому что у тебя больше нет сомнений, что, конечно, не есть хорошо.
Как строилась ваша работа в фильме «Патруль»? Участвовали
ли вы в выездах с настоящими полицейскими, чтобы что-то перенять для себя?
Да, в течение двух недель актеры выезжали на патрулирование с разными напарниками.
В фильме «Ярость» использованы достаточно необычные эффекты танковых выстрелов. Это была задумка Дэвида или ваша?
Это было общей задумкой. Самое интересное, что мы получили много критики за это решение, но в реальном времени при выстрелах вы всегда видите трейсеры. Просто раньше в кино их никто не делал, потому что не было графики, это было долго и дорого. А все профессионалы, которые действительно участвовали в боевых действиях, говорили: «Наконец-то это правильно показали». Образовывать аудиторию очень тяжело, потому что у нее всегда есть некое представление о правде. А Дэвид — сам военный, он служил три года на ядерной подводной лодке и очень четко всегда знает, что делает.
Я был в Сочи в последний раз в 2006 году, с тех пор город невероятно изменился. Такое ощущение, что ты то ли в Лос-Анджелесе, то ли в Монако
Режиссер Алик Сахаров довольно давно живет в США и снимает сериалы. Поступали ли вам предложения снять сериалы, и как вы относитесь к этому жанру?
Я думаю, что любой киноман понимает, что настоящее кино ушло в сериалы. Меня не пугает эта форма, но это, конечно, другой темп и ритм работы, чем на полном метре. Поражает, что люди при таком сжатом времени успевают делать вещи, которые лучше, чем 80% фильмов, идущих в кинотеатрах.
Есть ли у вас любимый оператор или режиссер, который повлиял на ваше профессиональное становление?
Я могу выделить четверых. Особняком стоит итальянский оператор Витторио Стораро, который снял «Под покровом небес». Из советских — Андрей Москвин, он снимал с Эйзенштейном, и у них есть фильм «Дама с собачкой», который можно бесконечно пересматривать и учиться. Роджер Диккенс и Эммануэль Любецки — люди-флагманы профессии, чей вклад в операторское искусство бесценен.
Работаете ли вы с начинающими режиссерами? Если да, то по какому принципу выбираете проекты?
За время своей карьеры я снял, наверное, пять фильмов с дебютантами. Я не боюсь этого, в том числе потому, что в моей работе так складывается, что все режиссеры выходят из сценаристов. Все зависит от сценария — неважно, дебютант человек или нет.
Что вы посоветуете начинающим фильммейкерам?
Во-первых, безусловно, хотя бы просто снимать. Потому что часто люди долго готовятся и никогда не снимают. Пока вы не снимете — ничего не получится. Надо помнить о том, что даже если что-то получится не так, как бы вы хотели, вы будете входить в 5% решившихся против 95% тех, которые даже не попытались. Главное — оптимистически на все смотреть и двигаться вперед, не боясь падать.
Расскажите о новой картине Валерия Тодоровского «Одесса». Почему вы согласились ее снимать, почему вернулись из Штатов и почему снимаете ее именно здесь?
Мы с Валерием очень долго дружим, и это наш третий фильм вместе. Мне кажется, он написал очень хороший, личный сценарий про свое детство. У нас осталось всего четыре съемочных дня, и я очень доволен и счастлив, что приехал и снял эту картину, потому что получил настоящий глоток свежего воздуха. В Америке здорово работать, но в какой-то момент начинаешь думать, что это замкнутый круг, в котором все бегают и делают одно и то же, поэтому новый прилив энергии необходим.

Почему мы снимаем здесь — потому что по сценарию у нас третий акт происходит на корабле, поэтому мы и попали в Сочи. Все совершенно в восторге от города! Я был здесь последний раз в 2006 году, с тех пор город невероятно изменился. Такое ощущение, что ты то ли в Лос-Анджелесе, то ли в Монако. Я хочу поздравить с этим всех сочинцев. Мне кажется, они живут в очень крутом городе.

БЛИЦ:
1
Пленка или цифра?
Какой ужасный вопрос. Не могу ответить. Хорошо, пленка.
2
Дэвид Эйр или Валерий Тодоровский?
Сейчас, наверное, Тодоровский. (Смеется.)
3
Кино или театр?
Хочется приобщаться к театральной культуре.
4
Россия или США?
Родина — Россия. США — место, где здорово чего-то добиваться.
5
Море или горы?
Море.
ПОКАЗАТЬ ЕЩЕ