Вода +18°C
Штиль, высота волн до 0,3 м
 
ЛЮДИ

От нью-йоркской хип-хоп-суеты к размеренной сочинской электронике

Люди маленького города: диджей, промоутер и музыкант из Сочи рассказал о жизни в США и собственном музыкальном лейбле Nizhnevysokoe
В преддверии выступления сочинского лейбла Nizhnevysokoe в Deficit Moscow хотели бы поддержать ребят и рассказать об основателе лейбла Андрее Шевченко (ANDROID). Завсегдатаи вечеринок NV в Сочи, скорее всего, отлично с ним знакомы, но мало кто знает о его увлекательных приключениях в Соединенных Штатах Америки и о его серьезной основной работе.

Андрей Шевченко — диджей, промоутер, основатель лейбла NV, а также по совместительству технический переводчик с английского языка.

Поговорили с Андреем на тему трансформации Нью-Йорка из города творческих и свободных в город деловых и важных, а также о том, что дал музыканту опыт проживания в другой стране и почему не всегда лучше там, где нас нет.
Ходили слухи, что ты какое-то время жил в США. Расскажи о тех временах. Бывал ли в техно-столице — Детройте?
Я действительно достаточно долго прожил в США, в Нью-Йорке. 14 лет. Кстати, интересно заметить, что Детройт — это единственный из главных американских городов, в котором, по странному стечению обстоятельств, мне так и не довелось побывать. Уехал я в самом начале девяностых. Только что произошел развал СССР, в стране настало смутное время, ходили слухи о том, что вот-вот совсем закроют границу, и я, будучи человеком, мечтающим вырваться из тоталитарного государства, воспользовался шансом, предоставленным мне американскими друзьями из программы студенческого обмена. А Нью-Йорк — это скорее не город техно, а город хип-хопа, фанка или джаза, город уличных фристайл-рэп-баталий и подпольных граффитчиков, тэгающих поезда метро, работающего 24 часа в сутки. Но именно там произошло мое первое знакомство с миром электронной музыки.
Кого из культовых персонажей посчастливилось встретить в Нью-Йорке?
Вообще, в Нью-Йорке можно встретить кого угодно. Так практически по приезде совершенно случайно в одном из баров мидтауна я познакомился с музыкантами из группы Alice in Chains. Когда они узнали, что я из России, а я процитировал им кусочек из их песни, пиво полилось рекой. Позднее как-то рылся в магазине компакт-дисков на St. Mark’s Place, обернулся, а рядом стоит Джим Джармуш и тоже копается в дисках. Ну или там же в East Village наткнулся на Joey Ramone из группы Ramones и взял у него автограф (незадолго до его смерти).
Чем ты занимался в Нью-Йорке?
Чем только не занимался: работал официантом, барменом, агентом по продаже подписок на журналы, репетитором. Диджеинг начал осваивать достаточно поздно, в 29−30 лет.
Что собой представляет Нью-Йорк сейчас?
Не очень приятная тенденция в NY прослеживается в последние годы, идет очень сильная коммерциализация ценных мест/районов города. Например, район East Village, в котором я жил в 90-е и который считался пристанищем неформалов, декадентов и богемы во всех ее проявлениях, постепенно стал очень дорогим в плане аренды. И если в 90-х творческие люди еще кое-как могли наскрести себе на квартиру, то уже в начале нулевых и особенно сейчас сделать это стало тяжело или практически невозможно. Отсюда и закрытие таких культовых клубов, как CBGB’s, Tonic (в котором мне посчастливилось даже отыграть свой DJ-set), а также моих любимых музыкальных магазинов Kim’s Video и Other Music. Большая часть моей виниловой коллекции куплена именно там. В этом магазине были собраны изумительные редкие фильмы со всего мира, а также музыкальная коллекция, подобранная с необычайным вкусом.
А правда, что когда ты только приехал в Сочи и где-то играл, организаторы писали в афишах, что ты — диджей from USA? Как ты относишься к такому маркетингу?
Первое время писали, да. Ну нормально отношусь, так как на тот момент я жил в США и планировал туда возвращаться, а затем передумал.
Почему решил остаться в России?
Решил не возвращаться, так как здесь появилась интересная работа (я работаю на Адлерской ТЭЦ, а также на некоторых питерских электростанциях техническим переводчиком), ну и вечеринки NV начали набирать обороты, мы начали приглашать зарубежных музыкантов. И пошло-поехало.
Что дал тебе Нью-Йорк в плане твоего творческого развития?
Он дал мне возможность расширить границы своего мировоззрения, а также пообщаться с неординарными личностями из различных прослоек общества. А эмоциональный багаж — это, как известно, самое важное для творческого развития. Ну и, как я сказал выше, именно там я познакомился с музыкой, которая и стала для меня приоритетом впоследствии.
Опиши в двух словах, что сегодня происходит в Сочи с электронной музыкой?
Полный крах… Шутка. Кроме нас (NV crew), Псахо и ребят из Central Park организацией качественных электронных мероприятий никто не занимается. Или, по крайней мере, не у всех получается… Сочинская публика слегка отличается от столичной, но в связи с тем, что в последние годы произошел достаточно мощный впрыск свежей крови в лице молодежи со всех уголков страны, думаю, что ситуация будет потихоньку меняться в лучшую сторону. Во всяком случае, я очень на это надеюсь.
Расскажи о своем лейбле NV. Немного об истории создания, сколько на сегодняшний день там артистов, какие планы на ближайшее будущее?
Лейбл NV назван в честь маленького поселка Нижневысокое, где мы проводили наши первые вечеринки в 2011 году. В прошлом году мы решили запустить маленький цифровой лейбл, исследующий музыкальный ландшафт местности и фокусирующийся на эмбиенте и экспериментальной электронике. На сегодняшний день у нас пять релизов, в скором времени выйдет шестой. В составе участников – сочинский продюсер Sth (aka Макс Елгазин) , проект Frontal Cortex (в котором принимаем участие я и Паша Скребнев) , продюсер из Нью-Йорка DBR, а также московский проект Optom . Оформлением обложек в стиле мегалит-арт занимается Олег Буянов (OL). Относительно планов: в начале сентября готовим небольшой сюрприз для поклонников авангардного джаза в Сочи, подробности будут позднее.
ПОКАЗАТЬ ЕЩЕ