ЛЮДИ

Утопия Сочи: каким я вижу мой идеальный город

Спросили у четверых жителей курорта о том, каким они видят свой идеальный Сочи
Часто можно услышать и еще чаще прочитать где-нибудь на просторах Facebook (кажется, он все пока так называется?) о том, как все плохо в городе, области или стране. Одни украли, другие продали, третьи подорожали, а четвертые без QR-кодов не пускали. Но мало кто при этом озвучивает свои пожелания и мечты. Ведь коммуникация — великий дар, который использовать нужно для того, чтобы находить общее даже там, где, казалось бы, его и быть не может. Мы решили начать с себя и спросили у друзей нашей редакции об их мыслях на сей счет.
Максим Любецкий, архитектор
В первую очередь Сочи должен быть дружелюбным к горожанам и гостям. Возможно, это звучит странно по отношению к городу, но сейчас Сочи очень агрессивен к своим жителям. Людям стало некомфортно здесь жить. Сейчас курорт хаотично застроен, везде заборы, нет возможности перемещаться по городу пешком, тротуар может просто внезапно закончиться, а дальше приходится идти по дороге, маневрируя между летящими автомобилями. На машине перемещаться тоже не особо удобно: парковок нет, поэтому все встают как попало. Для велосипедистов так же нет инфраструктуры, поэтому они вместе с людьми на электросамокатах носятся по тротуарам, подвергая опасности пешеходов. Качество архитектуры очень низкое, большинство зданий попросту некрасивые. Но городская среда — это не только архитектура, это и то, что ее окружает. Нужно менять все.

Идеальный Сочи — это город, решивший все эти проблемы. Это город с домами средней этажности, с дворами без машин. Это город, где у каждого автомобиля есть собственное место. Для этого каждый человек при покупке машины должен предоставить документ о наличии парковочного места. Так живет весь цивилизованный мир. В городе должна быть развита велоинфраструктура. Если у человека будет возможность выехать в город на велосипеде или на самокате, и это будет удобнее, чем на автомобиле, он так и сделает, при этом количество автомобилей на дорогах уменьшится. Если в городе будет удобный общественный транспорт, количество автомобилей тоже пойдет на спад. Исчезнут пробки. Сочи станет более комфортным, он будет чище, зеленее, в нем станет легче дышать. Люди перестанут смотреть на город из окон автомобилей и начнут видеть его с другого ракурса, начнут замечать мелочи. Проходя мимо кафе или магазина, человек поймет, что раньше никогда не замечал его, так как пролетал мимо на машине и видел только дорогу перед собой. Благодаря этому начнет развиваться малый бизнес. Люди начнут общаться, они, как и сам город, станут дружелюбнее.

И это не утопия. Таким Сочи может стать через 10−15 лет, если на подобные преобразования будет запрос со стороны городских властей и самих горожан, все начнет меняться уже сегодня.

Юля Фазлеева, группа Юля
Начнём с того, что я совершенно точно знаю, каким я вижу мой идеальный город (и мир), потому что мне это однажды приснилось. Все люди умерли (в одночасье, без страданий, я х*й знает [прим. ред. — высшая степень недоумения автора]), и в прекрасном пустом мире на фоне мощных пальм и солнечного света отовсюду и ниоткуда звучит 'I Feel Love' Донны Саммер. Она играет везде. Навсегда. И нет никого, кто бы это мог услышать. Это настолько прекрасно, что я готова рыдать.

Но если преодолевать мизантропию и атомизацию, то мой утопический Сочи совсем даже прост и опрятен. В нём из канализационного отверстия у подъезда не фигачит вода при любом мало-мальском дожде. В нём не разворовали бабло и сделали грамотную ливнёвку, и поэтому Кудепсту в нём не топит даже в зверский дождь. В моём утопическом Сочи я два раза в неделю выношу рассортированный мусор на площадку раздельного сбора, организованную регоператором у дома. Потом я с прищуром смотрю на местную клумбу, а на ней, о чудо, нет собачьего говна! Потому что все мерзкие собачники оштрафованы, а крутые собачники снабжены какашечными пакетиками. В моём утопическом Сочи крутейший пешеходный центр и крутейший общественный транспорт, который работает как часы. Здесь административный ресурс не о*уел [прим. ред. — потерял моральные ориентиры] и не возомнил себя зарвавшимися хозяевами вселенной, выдающими разрешения на всё в этом мире, а просто выполняет свою работу.

В моём утопическом Сочи нормальная набережная (и нормальный, открытый, прозрачный конкурс на проект этой набережной). В этом городе тебе не нужно страдать, что тротуар внезапно закончился. В моём утопическом Сочи не срыли бытхинский лес под саркастический жилой комплекс 'Кислород' и не отхватывают на регулярной основе куски от заповедника. В моём восхитительном любимом утопическом Сочи всё больше деревьев (а не всё меньше деревьев), а в Имеретинке вообще — точная копия парка Галицкого, там гуляют летающие пони-единороги и срут радугой. Работники сервиса в утопическом Сочи так восхитительно хороши, что туризм фигачит как не в себя, город безопасен и на стиле, мы практически центр вселенной. В моём выдающемся утопическом Сочи мечты экоактивисты и зооактивисты финансируются из госбюджета, все люди придерживаются либеральных и феминистских взглядов, и у каждого есть по меньшей мере три котика.

Что касается музыки в моём Сочи мечты, то она, как и всегда, справляется с собой сама и отлично сама себя регулирует. Музыка существует и в плохие времена, и в хорошие, и в идеальном городе, и в полнейшем пи**еце [прим. ред. — ужас, мир наполненный вопиющей несправедливости в авторском сокращении], она всегда будет и никуда не денется, потому что она первична. Сфера музыкальных событий в нашей реальности устроена честно, мне нечего ей предъявить, она коммерческая и конкурентная, а музыка как конструкт сейчас гибка, открыта и доступна. В утопическом Сочи музыкальные форматы и взаимодействия будут эволюционировать. Какие они примут формы в идеальном городе, мы узнаем только когда окажемся в нем. И это пи**ецки [прим. ред. — невероятно, высшая степень превосходности] интересно.
Екатерина Быкадорова, художник, кандидат искусствоведения, доцент кафедры архитектуры и дизайна СГУ, член Союза Дизайнеров России
Начинать рассуждать о Сочи нужно на пляже, облизывая ванильное мороженое или посасывая чупа-чупс, включив тихонько песню «Би-2», в которой есть такие слова: «Этот город слишком мал для твоей любви». Потому что город Сочи — та самая таблеточка художественного счастья. Он прекрасен, он эстетически идеален. Вот скажите, как прожить без этого неба, без гор, моря, рек, водопадов? Небо — это тоже перевёрнутое море. И оно обрушивается на нас время от времени, умывая берега солёной водой. Это красивое место.

Что бы мне хотелось изменить, будь это в моей власти, так это чтобы в Сочи можно было делать деньги на искусстве. Но это утопия, «более сладостная, чем мастурбация», как говорят французы. Все мы прекрасно знаем, до чего бывает несправедлив удел художника. Вот ты отравлен идеей, долго холишь и держишь ее в себе, вот она выливается в картину. А дальше тебе некуда с этим пойти, достойных площадок нет, и опять все продает Instagram, а покупают другие города. Меня в моём родном городе мало кто знает как художника, Сочи не приучает любить искусство, здесь в почете хачапури-лодочка и недвижимость. В моём ИДЕАЛЬНОМ СОЧИ есть места, где избранная публика дерется за живопись, вырывая ее из рук друг друга.

В качестве альтернативы выскажу абсурдную идею. Но она мне нравится. То, что ты родился или живешь в Сочи, вряд ли можно считать жизненной неудачей, однако этот рай не способствует формированию бойцовского характера. Напротив, он способствует расслаблению. Утопией этого города было бы сохранить высокую работоспособность всех, кто в нём находится. И Сочи загудел бы как потревоженный улей, где мёда хватает всем.

А вообще, есть еще третья мысль, не менее интересная. Чтобы превратить Сочи в город-утопию с идеальными вводными данными, не нужно ничего менять. Он сейчас как рисунок пастелью: дунешь — и цветная пыль поднимется с листа. Поэтому все, что требуется, — это сбрызнуть его фиксирующим лаком, чтобы сияющая разноцветная пыльца осталась на своих местах.
Елена Арзуманова, адвокат
Я очень люблю наш город и мне хочется, чтобы он хотя бы частично сохранился таким, каким я его помню в детстве. У меня часто бывают командировки по работе, и вообще я очень люблю путешествовать. Мне очень нравится посещать исторические места, в Сочи тоже много таких мест, но им не уделяют должного внимания. Недавно я была в одном таком месте — на даче полковника Квитко. Она, конечно, находится в плачевном состоянии. Я очень рада, что сейчас эти памятники истории начали восстанавливать, ведь у нас есть еще много других интересных мест, которыми сочинцы могут гордиться, но которые нуждаются в срочной реконструкции. А ещё главной достопримечательностью нашего города является море с его набережной. Когда я была на Лазурном берегу и прогуливалась по их набережным, мне казалось, что я попала в старый фильм: они сумели сохранить дух прошлых времен. Хотелось бы, чтобы и у нас сохранилась эта атмосферность. Но город — это прежде всего люди. И некоторые из них имеют ограниченные возможности. Сейчас Сочи активно продолжает застраиваться, поэтому мне хотелось бы, чтобы были построены площадки для игр, прогулок и занятий на свежем воздухе, а также социальные центры для детей с ограниченными возможностями. Чтобы там с ними занимались специалисты разных направлений, а у самих детей появилась возможность общаться и ощутить человеческое тепло и участие, в котором они нуждаются. Таким я хочу видеть город Сочи.
ПОКАЗАТЬ ЕЩЕ